Δ
Сетевое изданиеDVINANEWS

Школу войны постигали мгновенно: афганец-пограничник делится воспоминаниями

22 февраля 2019 12:15 Персоны
Фото: издательский дом «Двина»
Фото: издательский дом «Двина»

Совсем недавно, 15 февраля, в России отмечалась 30-я годовщина вывода советских войск из Афганистана. И вот уже преддверие очередного поистине всенародного праздника – Дня защитника Отечества. 

К обоим этим праздникам причастен Федор Федорович Бешенкин, который в начале 80-х, проходя службу в разведотделе Пянджского пограничного отряда Среднеазиатского пограничного округа, охранял и защищал рубежи нашей Родины от проникновения душманов.

Тяжело в ученье…

Федор Федорович еще в начальной школе мечтал стать военным. Во многом его мечту предопределили чтение книг на военную тематику и кино про Великую Отечественную войну. До восьмого класса видел себя военным летчиком. Тогда все мальчишки мечтали стать или космонавтами, или летчиками. Могло случиться так, что он стал бы летчиком, так как перед глазами был пример летчика-истребителя из соседней деревни, который был для него большим авторитетом. Однако на выбор юного Феди повлиял пример его дяди.

Дядя, приезжавший из Москвы в отпуск в деревню, рассказывал захватывающие истории о своей службе в погранвойсках – о том, как пограничники, в том числе на лошадях, скрытно передвигались при охране границы по своим тайным тропам, как сидели в засадах, как проводили поисковые операции в штатском с пистолетом под мышкой; как находили тайники с оружием, оставшиеся со времен войны. Эти рассказы и повлияли на то, что Федор принял решение после окончания десятого класса поступать в Московское высшее пограничное командное Краснознаменное училище КГБ СССР имени Моссовета, которое в свое время окончил его дядя.

На учебу будущему курсанту Бешенкину пришлось сильно поднажать, как непосредственно в школе, так и после ее окончания. Сначала усердно готовился к выпускным экзаменам, а по приезде в училище – к вступительным. Но возникла непредвиденная сложность. Федору при оформлении документов в райвоенкомате для учебы в училище неверно назвали школьные предметы, по которым нужно было сдавать вступительные экзамены. Вместо предполагаемых экзаменов для поступления в Московское командное пограничное училище ему дали список предметов для сдачи экзаменов в пограничное политическое училище, расположенное в Подмосковье, в Голицыно. 

Основные экзамены в этих двух училищах были одинаковыми, а вот дополнительные по специфике отличались. В политическом упор делался на гуманитарные предметы, а в командном – на точные. Поэтому пришлось вновь штудировать весь школьный экзаменационный материал, в том числе по физике и геометрии, по предметам, которые и за школьной партой для него были не самыми любимыми. И пришлось Федору по чужим экзаменационным билетам, когда их владельцы спали, усиленно учить материал. И поступил!

Уже в первые месяцы учебы почувствовал разницу в уровне школьной подготовки курсантов с периферии и из столичных регионов. Пареньку из северной глубинки было непросто тягаться с ребятами из Москвы и Ленинграда. Все свободное время он посвящал более глубокому изучению преподаваемых предметов – постоянно пропадал в лингвистическом кабинете, изучая иностранный язык, читал книги. Так что первые полгода в плане учебы давались ему довольно тяжело.

Зато быт в училище с казарменным положением ему был вполне по душе. К простой пище и спартанским условиям он, немало времени проводивший в лесных избушках на охоте и рыбалке, был вполне готов.

— Я до этого в городе был лишь раз, когда приезжал в Архангельск на медкомиссию, – вспоминает с улыбкой Федор Федорович. – А тут – Москва! И был у меня друг из дальнего горного аула, который тоже в столице ни разу не бывал. И решили мы к моему дяде в гости пойти. Думали, много ли тут улиц... Дойдем пешком! Даже понятия не имели, что такое Москва…

После третьего курса Федор Бешенкин женился, а когда четыре года обучения оказались за спиной, получил распределение в Среднюю Азию по оперативному профилю, то есть в разведотдел погранотряда.

Восток – дело тонкое

В город Ашхабад, в Туркмению, где располагался штаб пограничного округа, молодая чета прибыла в июле.

— Стояла невообразимая жара, – рассказывает Федор Федорович. – Пот течет градом, вентиляторов и кондиционеров в гостинице, где мы на три дня остановились, не было. Получил распределение в Пяндж в Таджикистане, до Душанбе мы ехали ночным поездом, и все равно спасаться пришлось мокрыми полотенцами, в которые оборачивались. Но, к счастью, климат там оказался прохладнее, чем в Ашхабаде.

За два года до этого в сопредельном государстве Афганистан произошла апрельская революция, в последующем по просьбе афганского правительства в ДРА был введен, как тогда называли, ограниченный контингент советских войск. Напряжение на пограничных участках возрастало. Если раньше люди в Пяндже вели спокойный образ жизни и количество населения в городе в основном было стабильно, то теперь оно значительно возросло за счет военных. 

В военном городке жилья на всех не хватало, и пришлось Бешенкиным самим его подыскивать, снимать квартиры, ночевать в гостиницах. Правда, государство покрывало все расходы.

— Граница как нерв, – говорит о своей службе Федор Федорович. – Нас с Афганистаном разделяла река Пяндж, по руслу которой и проходила государственная граница. На некоторых ее участках было видно, как живут люди на той стороне, как они относятся к нам. В нашем приграничье население, в основном таджики, к пограничникам относилось с большим уважением. Они понимали, что мы их охраняем и защищаем. В то же время они знали, какая тяжелая жизнь на сопредельной территории. У их соседей-афганцев в кишлаках не было электричества, дрова в большом дефиците, телевидение отсутствует, нет доступных школ, пенсии им никто не платит. Живут как в прошлом веке. 

Множество бандформирований выходило к границе, чтобы отдышаться от междоусобиц, собраться с силами. Со временем участились попытки проникнуть на территорию Советского Союза, провезти наркотики, оружие и даже взрывчатые вещества. При встречах с пограничниками душманы устраивали провокации, открывали огонь. Охраны границы только с нашей стороны уже было недостаточно. Для ее защиты формировались оперативные группы погранвойск, которые прикрывали границу с сопредельной территории в зоне ответственности сначала до 20 километров от линии границы вглубь Афганистана. 

Это дало положительные результаты – душманы не имели возможности проникнуть на нашу территорию, а на контролируемых участках стал наводиться порядок. Позже зона ответственности увеличилась до 100–120 километров.

Восток, как говорится, дело тонкое. По прибытии на место службы молодой лейтенант Бешенкин не знал ни языков, ни обычаев. Ему, к примеру, было неизвестно, что мужчине нельзя даже приближаться к дверям женской половины в доме. И вновь пришлось учиться не теории, а на практике. Изучал литературу по обычаям Востока. Помогло также то, что начальник разведотдела был таджиком, и общение с ним можно было брать за образец при общении и с таджиками, и афганцами. Вообще, коллектив подобрался в отделе многонациональный. В нем ощущались взаимовыручка и взаимопонимание. Некоторые офицеры несли здесь службу более десяти лет, и они многим могли поделиться. 

Супруга Федора Федоровича тоже знакомилась с местным колоритом.

— На момент прибытия к месту службы моя жена, Галина Николаевна, была беременна и занималась домашними хлопотами, – с улыбкой вспоминает он. – Как-то раз приезжаю из командировки, а она только что с рынка пришла, вся в восторге. Оказалось, там огромные сочные помидоры продавались всего по пять копеек за килограмм. Для нас, северян, это было что-то невообразимое. Вот она сразу и купила четыре ящика.

Школа войны в Афганистане преподносила свои уроки. Первый реальный урок Федору Бешенкину запомнился на всю жизнь. Преподал его сослуживец майор Шахназаров. Группа пограничников располагалась по месту базирования афганских ополченцев в одном из кишлаков. Сами ополченцы были направлены на зачистку соседнего кишлака от душманов. Когда на следующий день в расположение группы прибыл майор Шахназаров, Федор вышел его встречать, оставив в комнате и автомат, и пистолет. Тот мрачно выслушал доклад, помолчал и влепил лейтенанту оплеуху. 

— Не больно было, но поначалу как-то обидно, – говорит Федор Федорович. – Я вскипел, а майор спокойно говорит: «Ты на войне. Оружие всегда должно быть с собой». Знания, полученные на этом уроке от сурового преподавателя, в дальнейшем на войне практически применялись на отлично. Спасибо товарищу майору. И в дальнейшем наука войны постигалась мгновенно. Кстати, в ту же ночь нас обстреляли.

Специфика разведки

— Советская армия – это была силища, огромная огневая мощь! – поделился Федор Федорович. – Она была способна сокрушить любого врага, перелопатить горы снарядами и ракетами. Но, как ни странно, морально на афганцев это не производило большого впечатления, к тому же всякое действие встречает противодействие. У нас принцип работы был такой же, как у них, то есть ведение боевых действий методом партизанщины. Нередко к операциям по различным мотивам привлекались сами афганцы, зачастую использовались конфликты и междоусобицы между бандами. Мы должны были знать, какие формирования находятся на территории, сколько в них человек, какие у них цели, кто их командиры, в каком направлении движутся и т. д. Кроме тактических выполняли стратегические цели, на перспективу. Точно знали, что с душманами работают иностранные инструкторы.

Не обо всем или не во всех подробностях работы разведки можно говорить и сегодня. По словам Федора Бешенкина, работали разведчики чаще либо малыми группами, либо встречались с осведомителями, в основном из бандитской среды, один на один, если не считать переводчика. Большинство афганских помощников работало за деньги, некоторые, из простых местных жителей, – за дрова, керосин, однако были и идейные помощники. Например, один из афганцев был готов показать, где находится бандгруппа. Из-за песчаной бури пришлось отказаться от вертолета и следовать к месту колонной на бронетранспортерах. Афганец отказался ехать в замыкающем БТР, поехал на своем уазике впереди, сказав: «Файзулло (Федор на афганский манер), на дороге могут быть мины. Вы не должны погибать. Это наша и моя революция!» 

Праздники, конечно, на войне отмечали, но Федор Федорович не помнит ни одного случая, чтобы разведчики-пограничники выпивали лишнего. Все понимали, что, если сегодня напьешься, завтра тебя может не быть. Афганцы, которым алкоголь был строжайше запрещен религией, приезжая в гости, могли себе позволить выпить водки, так как она не из плодов винограда, но так, чтобы выспаться до отъезда и чтобы никто из местных афганцев об этом потом не узнал. А однажды афганский председатель райисполкома (на советский манер), выведав у наших солдат рецепт приготовления самогона, сам его пригласил к себе в гости. Бешенкин вспоминает, как в шутку подождал 15 минут после того, как выпил хозяин, потом попробовал сам из той же бутылки, но позже об этом пожалел – дня три голову от подушки не мог оторвать, ночью снились кошмары. Не исключено, что для крепости председатель в самогон добавил что-то, что не входило в рецептуру. После этого разведчик предпочитал не гостить у него, а видеть у себя в гостях.

На волосок от смерти

Когда Федор Федорович отправлялся в Афганистан, его отец-фронтовик напутствовал:

— По себе знаю, сын, на войне может лишь трижды повезти, когда ты на волосок от смерти окажешься. После третьего раза старайся всеми силами не допустить четвертого, ибо это будет твой последний случай. 

Рядом гибли сослуживцы, но Бешенкин превысил эти три шанса судьбы ровно в два раза. 

9 сентября 1981 года вертолет, на борту которого он находился, преследовал уазик бандитов. Когда машина свернула в сторону и вертолет начал разворот для нанесения ракетно-бомбового удара, бандиты открыли огонь из крупнокалиберного пулемета. Одна из пуль пробила днище вертолета, прошла между коленями Бешенкина и застряла в потолке салона.

В феврале 1982 года душманы на пути следования БТР разобрали мост через арык и вступили в бой с его группой. После боя Федор Федорович хотел забрать винтовку «Бур» у одного из убитых душманов в качестве доказательства для отчета об операции. Однако душман неожиданно ожил, подпрыгнул как на пружине в сторону офицера со штык-ножом в руке. Переводчик, находившийся рядом, успел выстрелить из автомата. 

— Видимо, у бандита патроны закончились, он и прикинулся мертвым на берегу арыка. Знал, что шурави (советские) убитыми не занимаются и выяснять личности убитых будут сотрудники афганской госбезопасности или милиции. «Буры», чтобы вы знали, это английские винтовки времен англо-бурской войны начала XX века, с близкого расстояния могли пробить даже броню БТР. А штык-ножи к этим «Бурам» больше похожи на сабли. Я тогда молодой был, о смерти особо не думал, – вспоминает мой собеседник. 

В марте 1982 года в бронетранспортер, на котором ехал Федор Бешенкин, стреляли из гранатомета почти в упор. Когда душман, выскочив из-за дувала, начал в него целиться, Федор успел открыть по нему неприцельный огонь из автомата. Душман дрогнул, и заряд прошел выше БТР, задев радиоантенну на бронетехнике. Федору Федоровичу даже показалось, что он сумел разглядеть, как в замедленной съемке, летевший на него заряд, его оперение, как с картинки. 

В июле 1983 года другой бандит также стрелял из гранатомета, и он успел встретиться с ним глазами. 

— Страха не было. Я успел хорошо его разглядеть. Это не был грязный и засаленный оборванец. Зрелый мужчина, он был одного возраста с моим отцом. В опрятной одежде, с аккуратно подстриженной бородой. Пришлось стрелять первым. Он тоже нажал на спуск. Два осколка пробили форму, вошли под кожу. Но дело не в ране. Одно дело – бесконтактный бой, за 200–300 метров. Другое – когда глаза в глаза. Тяжело это.

Среди экстремальных случаев Федор Федорович находит в своей памяти и курьезные:

— Мы заняли господствующую высоту, поджидали перехода банды через реку. Сидели с сослуживцем майором на бруствере. За нами минометчики из миномета «Василек» начали обстрел группы переправляющихся через реку душманов. После нескольких выстрелов, видимо, из-за неправильной установки заряда «Василек» выплюнул мину в нашу сторону. Слышим: она по сухой траве к нам катится. Я – в окоп, а мой сослуживец вниз по спуску побежал. Мужик в почтенном возрасте, в звании майора, уже к подполковнику подходил, в считаные мгновения успел слететь вниз и преодолеть колючую проволоку и заграждения. А он тогда «Беломор» курил и, пока бежал, папироску эту даже не выплюнул. Я смотрю в бинокль: он внизу стоит и ее нервно из одного угла рта в другой перебрасывает. И вдруг мина к нему скатилась. Вот тут я хорошо рассмотрел, как он обратно наверх взлетел. Это было похоже на то, как люди в старых фильмах при ускоренной съемке двигаются. А мина, кстати, так и не взорвалась. Банда с переправы вернулась обратно и была нашими силами совместно с афганцами окружена и ликвидирована в районе близлежащего кладбища.

Был в истории Федора Федоровича и случай предательства. Он шел с председателем райисполкома мимо рынка, к нему подошел начальник сарбозов, отряда афганских солдат, охранявших стоявший рядом хлопковый завод.

— Полез обниматься. Чувствую – уперлось что-то в грудь, услышал щелчок. В руке у афганца «ТТ», довольно надежный пистолет, но на этот раз давший осечку – он плохо за ним ухаживал. Как потом оказалось, афганец хотел перейти к бандитам, и ему надо было какой-то «подвиг» совершить, чтобы командиры банд его зауважали. Его скрутила охрана председателя, так и я жив остался, и перестрелки с солдатами не началось.

После случая с подрывом фугасом на дороге в 1984 году Федор Федорович попал в госпиталь. 

— Сидел рядом с водителем, вспоминает он. – Взрыв произошел не под колесом, а под днищем, то есть душманы заложили заряд посередине, а контакты вывели в колеи, – вспоминает он. – Бронетранспортер чуть не опрокинулся назад. У меня броней зажало ноги. С трудом меня вытащил переводчик, сидевший сзади. Выбрались из БТР, спрыгнули с бортика, заняли позицию. Никто не стреляет. Потом попытались стянуть с меня сапоги – не получилось. Срезали голяшку у одного – нога на глазах начала опухать. Так меня и доставили в сапогах к медикам.

Чтобы не было войны

В госпитале Федора Бешенкина поначалу мучили страшные боли в перебитых ногах, он не мог ходить и пил таблетки горстями. Потом пошел на поправку, стал передвигаться с костылями. Жена, увидев его на ногах, даже расплакалась от счастья.

— Однажды по телевизору шел прогноз погоды, и вдруг показали картинки с видами Архангельской области – снежный лес и лыжню. У меня аж душу защемило. Что я тут делаю, почему не на любимой родине? Когда спрашивали, какую награду я хочу за службу, ответил: «Перевод в Архангельск». Поначалу мест не было, но потом нашлось. И через месяц после реабилитации, под Новый, 86-й год я вернулся на родной Север.

Долгое время Федор Федорович работал в разведотделе пограничного отряда в Архангельске. А потом перешел в ФСБ. Этот перевод произошел в миллениум – ушел в конце 1999 года, поступил в начале января 2000-го. До пенсии занимался обеспечением безопасности объектов промышленности и транспорта.

Вот уже 15 лет Федор Федорович на заслуженном отдыхе. У него двое детей и четверо внучек. Он часто бывает на своей малой родине в деревне Тигляве Лешуконского района, в которой, кстати, он и его супруга являются единственными зарегистрированными жителями. На лето туда приезжают отпускники, рыбаки и охотники.

О празднике Федор Федорович Бешенкин отзывается так:

— Он касается не всех представителей сильного пола. Для этого надо ввести международный мужской день, как есть у женщин 8 Марта. Это праздник тех, кто защищал, кто защищает и кто готов защищать Отечество. В Афгане был политический проигрыш, но военного не было. Мы воевали достойно. Желаю, чтобы не было войн, чтобы не пришлось защитникам вновь брать в руки оружие и чтобы все мы спали спокойно.

Издательский дом «Двина»

Общество

23 сентября

Два работ­ника АО «СПО «Аркти­ка» удос­то­ены высо­ких госу­дарст­вен­ных наград

23 сентября

Стар­то­вал прием заявок на гран­ты в сфере туризма

23 сентября

Банк Рос­сии начал еже­мес­яч­но пуб­лико­вать ана­ли­ти­ку о дина­мике цен в Архан­гель­ской области

23 сентября

Исполни­тели народ­ной песни высту­пят онлайн

23 сентября

Усо­вер­шенство­ваны меры социаль­ной под­дер­жки пен­си­оне­ров и семей с детьми

23 сентября

Три с полови­ной мил­ли­она руб­лей нап­равле­но на реали­за­цию про­ек­тов в сфере туриз­ма региона

23 сентября

ГИББД нас­то­ятель­но рекомен­ду­ет пеше­хо­дам исполь­зовать све­тов­оз­вра­ща­ющие элементы

23 сентября

Мар­гари­тин­ская ярмарка в Архан­гель­ске стар­ту­ет уже завтра

23 сентября

Как поступить в ФСБ?

23 сентября

Уни­каль­ный про­ект: в Архан­гель­ске откро­ет­ся науч­но-лабо­рат­ор­ный ком­плекс Рос­сийс­кой ака­де­мии наук

23 сентября

Рефор­ма мест­но­го само­уп­равле­ния: Виле­год­ский район полу­чит ста­тус муни­ципаль­ного округа

23 сентября

На про­ходя­щей сегод­ня сес­сии областно­го Соб­ра­ния при­няты три областных закона в сфере охо­ты, охраны окружа­ющей среды и нед­рополь­зова­ния

23 сентября

Севе­рян приг­лаша­ют при­со­еди­ниться к бла­гот­вори­тель­ному инклю­зив­ному про­ек­ту «Бла­го­Да­рю»

23 сентября

Про­дол­жа­ет­ся про­веде­ние неза­виси­мой оцен­ки качес­тва усло­вий ока­за­ния услуг в сфере социаль­ного обслу­жи­ва­ния

23 сентября

«Малые Коре­лы» соб­рали школь­ни­ков на слет «Зеле­ный пат­руль – 2020»

22 сентября

Архан­гель­ская область предс­та­влена на пер­вом меж­дуна­род­ном аркти­чес­ком меди­аконг­ре­ссе в Санкт-Пет­ер­бурге

22 сентября

Кар­гополь всту­пил в Ассо­ци­ацию самых кра­сивых дере­вень и город­ков России

22 сентября

Пра­витель­ство области рекомен­дова­ло муни­ципа­ли­те­там актив­нее про­водить комп­ле­ксные кадаст­ро­вые работы

22 сентября

Более тыся­чи жите­лей Поморья напи­сали крае­вед­чес­кий диктант

Похожие новости

22 апреля Общество

Музей как центр при­тя­же­ния

20 апреля Общество

В Архан­гель­ске почтили память изоб­рета­теля теле­виде­ния Бори­са Розинга

19 апреля Общество

Помор, казак, сиби­ряк: одис­сея Семе­на Дежнева

18 апреля Общество

Хирур­гия – это не рабо­та, а образ жиз­ни, счи­та­ет почет­ный граж­да­нин Архан­гель­ска Яков Насонов

12 апреля Общество

«Тра­н­сар­кти­ка-2019»: между Шпиц­берге­ном и Зем­лей Фран­ца-Иоси­фа

11 апреля Общество

Вик­тор Заря о пути совер­шенство­ва­ния про­граммы бла­го­ус­тройства дво­ров и общест­вен­ных тер­рито­рий

11 апреля Общество

Стар­ший тре­нер сбор­ной Рос­сии по бас­кетбо­лу Сер­гей Быков про­ве­дет мас­тер-класс в Новод­винске

9 апреля Общество

Лыж­ник Алек­сандр Терен­тьев рекомен­до­ван в сос­тав сбор­ной Рос­сии в груп­пу Юрия Бородавко

8 апреля Общество

Татья­на Подьяко­ва: «Мне посчастли­вилось рабо­тать с серьез­ными людьми»

7 апреля Общество

Сереб­ряный принц стал золо­тым: Мак­сим Вылег­жа­нин – двук­ратный чем­пи­он Рос­сии – 2019!

6 апреля Общество

Чем­пи­он­ка Рос­сии Алиса Жам­бало­ва: «Об­разц­ом для меня явля­ет­ся Елена Вяльбе»

5 апреля Общество

Мак­сим Вылег­жа­нин: «Мали­нов­ское» золо­то далось нелегко»

5 апреля Общество

Побе­дитель­ница эстафе­ты Юлия Бело­руко­ва: «В «Мали­нов­ке» все клас­сно: болель­щики – весе­лые, трас­са – отличн­ая!»